Односельчане.ru


Аул Чох в становлении дагестанской интеллигенции

Поделиться:

Аул Чох - один из центров Андалальского союза сельских общин (ныне Гунибского района), известного с древнейших времен. Значителен его вклад в историю Дагестана, в развитие общественно-политической жизни, науки и всей духовной культуры. С начала XIX в. Чох оказался вовлеченным в бурные события Кавказской войны. Но и после войны аул по-прежнему отличался в горах своей зажиточностью и многолюдьем. В 1884 г., по статистическим данным, в ауле насчитывалось 350 дворов с населением до 1500 чел. В XX в. эти цифры удвоились. В настоящее время в Чохе осталось не более 250 дворов, но все же его основное население, более 4 тыс. чел., проживает за его пределами. В с. Чох функционирует колхоз со своими фермерскими хозяйствами и ячейками. Оставшиеся там жители пытаются сохранить традиции предков и не запускать сельское хозяйство.

Аул Чох в прошлом столетии признан наиболее просвещенным и образованным селением в Дагестане. По праву гордостью аула по настоящее время считаются более 170 кандидатов и 15 докторов наук. Попыткам разобраться в истоках этого необычного явления посвящена настоящая статья.

В формировании послевоенного облика аула Чох (1859-1890 гг.) определяющую, немаловажную роль сыграли чохцы, служившие в Дагестанском конно-иррегулярном полку, Дагестанской милиции и военно-народном управлении. Уже в начале 1860-х г. отмечалось, что среди жителей аула Чох по меньшей мере до 30 офицеров и 100 военных нижних чинов. Немало чохцев, отличившихся в годы Кавказской войны, имело воинские награды, чины и находилось на пенсии. Такого количества военнослужащих российской армии и чиновников военно-народного управления не было ни в одном другом селении Дагестана. Не случайно в горах сложилась известная поговорка: «Весь Дагестан и чохцы одинаково получают жалованье у царя».

Первая светская школа в Чохе - одноклассное мужское начальное училище - была открыта только в 1911 г. Учителем был назначен чохинец Абдулкаир Исрапилович Мусаев, выпускник Грозненского реального училища и педагогических курсов г. Темир-Хан-Шуры. Надо заметить, что все сельские школы Дагестана к тому времени были обычно одноклассными или двухклассными. Программы этих школ ограничивались узкими рамками элементарного курса русского языка и математики - в одноклассном училище и краткими сведениями по истории, географии и естествознанию - в двухклассном. Значительное место в школьной программе занимало мусульманское вероучение. Учащиеся в начальных училищах также обучались ремеслам - столярному, токарному, сапожному, садоводству, огородничеству, пчеловодству и др. Но самое важное заключалось в том, что по окончании начальной сельской школы теперь все желающие могли ехать в Темир-Хан-Шуру или в другой город для продолжения образования в гимназии, реальном училище, семинарии.

Чохское одноклассное училище посещало до 50 ребят, в их числе первое время были даже две девочки. Обучение проводилось на русском языке. Дети обучались чтению, письму, арифметике, усваивали грамматические правила, получали сведения по истории, географии и природоведению. Обучали также рисованию и пению. Первыми учениками в школе были Шарапилов Магомед (в 1930-х гг. - 2-й секретарь Дагобкома партии), Магомед Омаров (в 1920-е гг. - командир известного партизанского отряда, в числе первых в республике награжден орденом Боевого Красного Знамени), Марин Шарабова (в 1930-е гг. - фельдшер участковой больницы с. Чох), Айшат Кибичева (в будущем заслуженный педагог республики) и др. О своем первом учителе, Абдулкаире Исрапиловиче, и более полувека спустя его ученики неизменно вспоминали с восхищением.

В сентябре 1912 г. в Чохе открывается одноклассное женское училище, где обучались 25 аульских девочек. В 1913 г. в Чохском мужском начальном училище обучалось 27 учащихся, в женской начальной школе - 12 учениц. Обе школы функционировали в ауле до начала 1918 г. Дальнейшая работа начальной школы в Чохе возобновилась только по окончании гражданской войны – в 1923 г.

Но в начале, к 1902 г., в Гунибском округе действовало всего два сельских одноклассных начальных училища, открытых на средства Министерства народного просвещения: одно в Гунибе (1899 г.), другое в Телетле (1901 г.). В Чохе же начальную школу откроют еще не скоро. Хотя в конце 1903 г. в ежегодном отчете начальником Гунибского округа будет отмечено: «...Жители сознают необходимость дать своим детям такое образование и охотно отдают их в эти школы, но, к сожалению, многим из них приходится отказывать, так как две школы вместить всех желающих не могут. Отсутствие при них общежитий не позволяет обучаться в них детям из отдаленных сел».

А пока не только среднее образование, но и начальное оставалось для чохцев, как и для большинства горцев, недоступным. В Темир-Хан-Шуринском реальном училище в 1900-1901 г. из 342 учащихся обучалось всего 64 горца. Одной из основных причин малодоступности обучения для горцев являлась плата за обучение. По этой причине в канцелярию военного губернатора Дагестана поступало немало прошений от горцев с просьбой принять их детей в реальные училища на казенный счет. Но казенных вакансий для всех желающих учиться не хватало. Всего в год для детей местного населения Дагестанской области выделялось вакансий в Темир-Хан-Шуринском реальном училище - 45 мест, Ставропольской гимназии - 30, Бакинском реальном училище - 10, Тифлисской фельдшерской школе - 2.

И хотя среднее образование в России официально считалось бессословным, попечитель Кавказского учебного округа в одном из отношений напоминал военному губернатору Дагестана, что прежде всего «...при определении в пансионы детей рассматриваются права по происхождению их отцов» (ЦГА РД Ф.2. Оп.2. Д.132. Л.203). Таким образом, рассчитывать на «казенный кошт», пансион, мог не каждый.

В среднюю школу принимали обычно детей «влиятельных» и «почетных» горцев, детей офицеров. Не случайно в Чохе в числе первых, получивших среднее и специальное образование, станут дети либо внуки военнослужащих Дагестанского конно-иррегулярного полка, Дагестанской милиции или чинов военно-народного управления. Дальнейшее обучение наиболее способных из них в С.-Петербурге, Москве и других городах России будет оплачивать канцелярия военного губернатора Дагестанской области, а стипендию - специальный орган управления Кавказского края.

С начала 1900 г. в канцелярию военного губернатора Дагестана поступает наибольшее число прошений от чохцев об определении их детей в реальные училища на казенный счет. В их числе письменный переводчик Дагестанского народного суда, поручик Маликов Магомед-Шариф (отслуживший в свое время в лейб-гвардии, сын известного автора «Записок очевидца о Шамиле» Гаджи-Али Чохокого), который обращается к гбернатору «с покорнейшей просьбой о принятии сына Даудилова казеннокоштным воспитанником в пансион Т.-X.-Шуринского реального училища на первую открывшуюся вакансию в текущем учебном году, так как я средств на свой личный счет воспитывать детей не имею и приобретаю кусок хлеба для семьи исключительно своей службой...».

Штабс-капитан Мирзал-Магомед Галималов-Шахназаров, аштикулинский наиб Казикумухского округа, боевой офицер, не раз отмеченный знаками отличия, орденами и медалями, хлопочет за своего сына, подчеркивая в прошении губернатору, что из-за «ограниченности своих средств не могу отправить его в какое-нибудь заведение и содержать там на собственные средства». Надо заметить, что наиб М.-М. Галималов-Шахназаров получал в то время жалованья 500 р.с. в год, помимо разъездных. То были немалые деньги - на них можно было приобрести на равнине небольшой кутан. Но другое прошение, генерала-майора Парзуллы Дациева из Чиркея, богатейшего в Дагестане человека, устроить его внука на казенный счет наталкивает на размышления...

Однополчанин М.-М. Галималова-Шахназарова, бывший всадник Дагестанского конно-иррегулярного полка, Абдул-Меджид Нахибашев, житель с. Чох Гунибского округа, в марте 1900 г. обращается к военному губернатору Дагестанской области: «... имею честь покорнейше просить распоряжений Вашего Сиятельства о принятии сына моего Гасана, 1893 г.р., в пансион Т.-X. -Шуринского реального училища...». Через месяц, в мае 1900 г., начальник Гунибского округа получает запрос из канцелярии военного губернатора Дагестана о том, что «...необходимо доставить сведения о семейном и имущественном положении Абдул-Меджида Нахибашева и Ваше заключение по ходатайству его».

Начальник Гунибского округа в июне того же года отвечает канцелярии рапортом: «...Честь имею донести, что... касается имущественного положения, то средства А.М. Нахибашева крайне ограничены и поэтому просьбу его о принятии сына на казенный счет в Т.-Х.-Шуринский пансион для воспитании я полагал бы уважить».

20 июля 1900 г. начальник Гунибского округа получает ответ военного губернатора: «...ходатайство А.-М. Нахибашева об определении сына Гасана в пансион Т.-X.-Шуринского реального училища для воспитания за счет казны не может быть удовлетворено по неимению вакансий. Но означенный Гасан внесен в кандидатский список и, по достижении до него очереди, будет определен в пансион того училища».

Обнадеживающий ответ оправдался. Нахибашев Гасан Абдулмеджидович действительно получит среднее образование в стенах Т.-Х.-Шуринского реального училища. На молодого человека свое формирующее влияние окажут революционно настроенные реалисты - с 1918 г. Гасан Нахибашев в рядах партии ВКП (б). С 1920 г. по 1930 г. он занимает должности начальника артиллерийской части Дагвоенкомата, начальника управления Буйнакского РКП, зав.отделом внутреннего управления и председателя Буйнакского РИКа, прокурора Нагорного Дагестана, заместителя наркома труда. В 30-е гг. - народный комиссар социального обеспечения, председатель Главсуда ДАССР, начальник сельскохозяйственного управления Дагконсервтреста. В 1937 г. был репрессирован.

Не менее показательны и любопытны судьбы других чохцев, выпускников средних и специальных учебных заведений края, которые станут первыми представителями мусульманской интеллигенции на Кавказе начала XX в.

Омар Карнаилович Карнаилов (1865 г.р.) - сын казненного за участие в восстании 1877 г. царского наиба. Воспитанник Темир-Хан-Шуринского реального училища. Автор известного историко-этнографического очерка «Аул Чох» (1882 г.). Поступает в Тифлисское юнкерское училище. В 1917 г. вышел в отставку в чине полковника. Был избран членом Временного правительства Дагестана.

Кибичев Абдул Кадырович (1872 г.р.) - сын обер-офицера, участника Крымской (Восточной) войны 1853-1856 гг., Хивинского похода (1873 г.), русско-турецкой войны (1877 г.). Окончив полный курс Бакинского реального училища, поступил в Киевское пехотное юнкерское училище. Военную карьеру он начинает мл. офицером 64-го пехотного Казанского полка и завершает ее в чине полковника, с 1917 г. - командир полка.

Абдула Нахибашев (1898 г.р.) - внук наиба Закари Нахибашева. В 1909 г. отец Абдулы, Магомед Нахибашев, народный судья Гунибского округа, обратился к наместнику Кавказа Воронцову-Дашкову, прибывшему в Гуниб на 50-летний юбилей покорения Дагестана, с просьбой определить сына на казенный счет в Темир-Хан-Шуринское реальное училище. Абдула проучится в училище до начала Февральской буржуазной революции и, захваченный идеями революции, обрывает свое образование. Свою революционную деятельность он начинает в социалистической группе, которую возглавлял М. Дахадаев. В начале 1918 г. уже состоит членом Российской социал-демократической партии в большевистской фракции. С декабря 1921 г., в течение двух лет, член президиума и секретарь Дагестанского ЦИК. А. Нахибашев возглавлял строительство канала им. Октябрьской революции и был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Для завершения учебы отправлен в Бакинский политехнический институт (экономический факультет), через два года возвратился в Дагестан - в качестве заместителя председателя Центрального Совета народного хозяйства и члена ЦИКа ДАССР, выполнял большую работу по колхозному строительству. В сентябре 1926 скончался.

Хаджи Омарович Булач (1894 г.р.) и Тату Омаровна Булач (1902 г.р.), брат и сестра, как дети офицера (и внуки погибшего в 1877 г. на русско-турецкой войне офицера) были определены на казенный кошт в Темир-Хан-Шуринское реальное училище и Темир-Хан-Шуринскую женскую гимназию. Со временем оба сделают блестящую профессиональную и политическую карьеру.

Хаджи Омарович по окончании реального училища в 1915 г. поступил на медицинский факультет Новороссийского университета в г. Одессе. В 1921 г. был назначен зам. наркомздравоохранения ДАССР, в 1923 г. - зав. горздравотделом г. Махачкалы. В 1924 г. Хаджи Омарович поступил в ординатуру глазной поликлиники в г. Баку. Здесь он совмещает учебу с работой в должности заместителя зав. здравотдела Азербайджанского рыбного треста. В 1931 г., защитив докторскую диссертацию, стал первым ученым-медиком из представителей народностей Дагестана. После защиты докторской был приглашен в Крымский мединститут на кафедру гистологии. Одновременно занимал должность главного врача Крымской областной больницы. Будучи зам. директора Дагестанского медицинского института, в 1933-35 гг. Х.О. Булач основывает кафедру гистологии и кафедру глазных болезней.

Тату Булач по окончании учебы в гимназии в 1918 г. в возрасте 16 лет вступает в партию большевиков. В 1919 г. она зам. нач. отдела Военно-революционного комитета. В августе 1920 г. Т.Булач избирают делегатом съезда народов Востока, а затем и съезда Совета молодежи Востока в г. Баку. Работает в Дагестанском обкоме комсомола, но Дагобком партии отзывает Т.Булач на партийную работу и отправляет на учебу в Москву. В 1927 г. Тату закончила Институт народного хозяйства, училась в Институте красной профессуры. Работала в торговом представительстве СССР в Турции, зам. упр. Даг.отделения Госторга РСФСР, в Академии пищевой промышленности, нач. отдела учебных заведений Наркомпищепрома РСФСР и т.д. С 1937 г. по 1955 г. подвергалась репрессиям.

Нахибашев Муслим Юнусович (1886 г.р.) и Муртузали Дебиров (1885 г.р.) по окончании частной школы г. Порт-Петровска поступают в Тифлисскую фельдшерскую школу. Муртузали Дебиров в 1907 г. окончил Тифлисскую фельдшерскую школу и работал в с. Кумух окружным врачом. В 1926 г. поступает на медицинский факультет МГУ. Чохская участковая больница, которой он бессменно руководил в течение 18 лет, стала одной из лучших и образцовых в Дагестане. Он получил звание заслуженного врача Дагестана и Российской Федерации.

Муслим Нахибашев по окончании фельдшерской школы в 1905-1907 гг. работает фельдшером Гунибского округа, в 1920-1923 гг. - окружной Гунибской больницы. Окончил медицинский факультет МГУ, в 1927-1929 гг. возглавляет Махачкалинскую фельдшерско-акушерскую школу - первое медицинское учебное заведение Дагестана. В 1929-1930 гг. - зав. Махачкалинским горздравотделом, а затем - нарком здравоохранения Дагестана. В 1932 г. возглавлял оргбюро по формированию Дагестанского медицинского института и стал его первым директором. В 1935 г. - главврач поликлиники Дагсовнаркома, а с 1941 г. - начальник эвакогоспиталя, в 1943-1946 гг. возглавляет Наркомздрав ДАССР, 1947-1959 гг. главврач поликлиники Совета Министров ДАССР. В 1945 г. ему было присвоено почетное звание «Заслуженный врач РСФСР».

Патимат Маликова (1899 г.р.) и Айшат Карнаилова (1897 г.р.), девочки из офицерских семей, завершат свое образование в 1911 г. в Тагиевском училище в г. Баку. Училище являлось закрытым учебным заведением, куда принимались исключительно девочки-мусульманки не моложе 7 лет. Тагиев каждый год выдавал в своей школе вакансии для нескольких девушек из Дагестана. В 1915 г. Патимат Маликова разработала учебник и пособие на родном языке, в том же году вышел первый букварь, составленный ими на кумыкском языке. Патимат Маликова проработала учителем более 50 лет. Награждена орденом Ленина.

Сыновья Исрафила Мусаева, в прошлом офицера лейб-гвардии, получат прекрасное образование: Абдулкаир (1885 г.р.) после учебы в Темир-Хан-Шуринском реальном училище был направлен в Ставропольскую гимназию, Магомед (1883 г.р.) по окончании Ставропольского кадетского корпуса был направлен на учебу в Александрийское военное училище, Абдулкаир по окончании Бакинского реального училища в 1911 г. поступает в Александровское военное училище. Халил-бег Мусаясул писал о своих братьях: «Три моих старших брата учились за счет русского правительства в школах Ставрополя и Темир~Хан-Шуры».

Сам Халилбег Мусаев после окончания Грозненского реального училища поступает в Саратове в Боголюбовское реальное училище, позднее - в Тифлисское училище изящных искусств. В 1913 г. он - студент Мюнхенской академии живописи. В 1914 г. в связи с первой мировой войной был интернирован в Россию. В 1920 г. по рекомендации С.Габиева назначен зав.отделом искусств Наркомпроса Дагестана. В декабре 1921 г., получив разрешение на продолжение учебы, выехал в Мюнхен, чтобы закончить свое образование в Академии. В 1921, 1926 и 1933 гг. Халилбег совершает поездки в Египет, Испанию, Швейцарию, Францию, Италию, Турцию и страны Ближнего Востока. В 1924, 1930-31 гг. участвует в выставках, которые проводились в Мюнхенском стеклянном дворце, выставляется в различных музеях Германии. С 1934 г. по 1937 г. регулярно участвует в выставках, которые проводились в картинных галереях, с 1938 г. - в известном Максимилиануме. В 1938 г. в Мюнхене вышла в свет его книга «Страна последних рыцарей» в литературной обработке Л. Лапорт.

Полковник Имам-Газали Магомаев (сам он окончил Темир-Хан-Шуринскую горскую школу, офицер лейб-гвардии), сын и внук боевых офицеров Дагестанского конно-иррегулярного полка, даст образование всем своим сыновьям: Магомед (1877 г.р.) окончил Ставропольскую классическую гимназию, Абдулвагид (1880 г.р.) окончил Темир-Хан-Шуринское реальное училище, в 1917 г. - окружной комиссар Гунибского округа, в 1920 г. - секретарь Внутреннего отдела Внутреннего отдела Петровского ревкома, Мурилав (1890 г.р.) по окончании Темир-Хан-Шуринского реального училища поступил в Тверское кавалерийское училище (блестящая офицерская карьера трагически оборвется в 1917 г.), Абдулважид (1897 г.р.) и Алискедер учились в Полтавском кадетском корпусе.

Список этот можно было бы продолжить, с нескрываемой гордостью перечислив всех и особо упомянув о каждом. Однако достаточно отметить, что с начала XX в. в чохском обществе отчетливо прослеживается новая тенденция: если с середины XIX в. военная служба в российской армии являлась традиционной и престижной для многих чохских семей, то спустя полвека акцент престижа будет обозначен светским средним и специальным образованием. И, как покажет дальнейшая история, он был более чем оправдан.

Поделиться:
 
Комментариев нет (если вы хотите оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь)
© 2009-2015 г. Односельчане.ru
Все права защищены
 
Рейтинг@Mail.ru