Односельчане.ru


С пером в руке и с жаром в сердце

Поделиться:

Селение Аракани Унцукульского района Дагестана известно как родина выдающегося ученого-арабиста Саида Араканского, сыгравшего большую роль в становлении этого небольшого горного селения как центра мусульманской культуры, кузницы ученых-арабистов для всего Северного Кавказа и Закавказья. Из медресе Саида вышли свыше 400 арабистов, общественно-политических деятелей, в том числе три имама Дагестана и Чечни: Газимагомед, Гамзатбек, Шамиль.

Основанное Саидом медресе сохранялось вплоть до 1927 года. В нем молодежь получала знания, как по богословским, так и естественным наукам, овладевала арабским языком. Здесь с 7-летнего до 11-летнего возраста учился Али Джамалудинов, что помогло ему в течение года освоить программу подготовки в педтехникум и успешно сдать вступительный экзамен.

Али Магомедович достает пожелтелую газету, в которой опубликованы материалы первого вседагестанского съезда работников культуры, состоявшегося 3-4 мая 1932 года. Там подведены итоги первого этапа культсанштурма в республике. В разделе, озаглавленном «Знать Героев Культсанштурма», упоминаются братья Джамалудиновы Али и Магомед, студенты первого Дагестанского педагогического техникума.

B ту суровую зиму студенты по горным снежным дорогам пробирались пешком из села в село. Братья организовали четыре пункта по ликвидации неграмотности и занимались с людьми с утра до ночи. Уже после первого этапа «штурма» в ауле Килятль не осталось неграмотных.

У Али Джамалудинова сохранилась Грамота Центрального штаба культсанштурма за подписью его председателя, бывшего тогда первого секретаря Дагестанского обкома партии Цехера, врученная ему 30 апреля 1932 года.

По окончании педтехникума, рассказывает Али Магомедович, он был рекомендован в пединститут на физико-математический факультет. Но его обольстило предложение директора Аварского педтехникума поработать преподавателем русского языка в Хунзахе. Окончишь институт, все равно будешь работать в техникуме, уговаривал он. Так в 1933-1934 учебном году Али стал работать преподавателем, затем – в межрайонной совпартшколе в Хунзахе, в Унцукульском райОНО, а в 1936-1937 учебном году в Махачкалинской железнодорожной школе. Одновременно учился на вечернем отделении Дагпединститута. А в 1938 году был приглашен в Дагестанское государственное издательство, где работал над изданием учебников, общественно-политической и художественной литературы, стал автором учебников для первого класса аварской начальной школы, перевел с русского на аварский язык учебники естествознания, арифметики, ряд произведений классиков марксизма-ленинизма. Тогда осуществлялся переход с латинского на русский алфавит. И ему посчастливилось работать с поэтом Гамзатом Цадаса, редактировать его книгу «Избранное», издававшуюся впервые на русском алфавите.

В первые дни войны получил бронь, т.е. отсрочку от призыва в армию, стал заниматься изданием антифашистской литературы. В начале декабря 1941 года Али узнает, что старший брат Магомед, работавший директором средней школы, ушел на фронт. От младшего брата Джамалудина, служившего в кадровых частях в Латвии и Белоруссии, не было вестей. Отец работал на строительстве оборонительных сооружений на реке Терек. Али решил, чего это он в тылу, как бельмо на глазах у женщин, чьи мужья на фронте. А тут в издательство зашел двоюродный брат Саид, работавший заведующим Унцукульским райОНО, и сказал, что настоял, чтобы в команде добровольцев его отправили на фронт. Али сказал: «Я тоже поеду с вами», - и отправился в военкомат.

Его зачислили в сформированную махачкалинскую команду, на следующий день погрузили в товарный поезд и повезли в сторону Баку. Он попал в запасную стрелковую бригаду. В апреле 1942 года получил направление в Сталинградское военно-политическое училище, будучи курсантом которого принимал участие в обороне Сталинграда. Затем был направлен на воронежский фронт и назначен политруком отдельной полковой роты противотанковых ружей, принимал участие в боях. Его контузило, после излечения был направлен в третью танковую армию Юго-западного фронта, где в должности командира роты принимал участие в боях за освобождение Харькова.

Война – это отдельный разговор. В 1944 году при наступлении Али Джамалудинов был тяжело ранен, лечился, а в начале 1945 года был признан инвалидом второй группы и уволен из армии. За выполнение боевых заданий он награжден орденами и медалями.

Старшее поколение журналистов республики хорошо знают своего коллегу Али Джамалудинова. После увольнения из армии он год был на партийной работе, а затем трудился в аварской газете «Большевик гор», откуда перешел в редакцию газеты «Дагестанская правда», где проработал заведующим сельскохозяйственным, а затем партийным отделом 25 лет. Работал в Даградиокомитете в качестве заместителя председателя комитета и главного редактора, затем повышал квалификацию и снова работал в «Дагправде». В 1971 стал ответственным секретарем Союза журналистов Дагестана, одновременно заведовал отделом науки и культуры журнала «Советский Дагестан».

Можно ли в нескольких строках рассказать о многолетних журналистских буднях? Когда каждый день не похож на другой из-за самых разных забот, которыми он насыщен? Нет, конечно! Зато могу сказать, что Али Магомедович – талантливый, прекрасно владеющий словом, работник печати. Он хорошо умел передать свои впечатления от знакомства с людьми, меткой деталью обрисовать характеры, суть происходивших событий. И сделать выводы, которым читатель безоговорочно верил. Он воевал за справедливость, боролся с нарушениями закона, злоупотреблениями служебным положением руководителей разных уровней, приписками и очковтирательством. Главное условие успеха в работе журналиста, говорит сегодня Али Магомедович, его убежденность в правоте своих действий.

Я помню, с какой охотой, увидев на страницах газеты или журнала подпись Али Магомедовича, читали дагестанцы его материалы. Очень часто его статьи, особенно критические, проблемные, становились предметом обсуждения на заседаниях бюро обкома, горкомов, райкомов партии, Совета Министров республики и ведомственных руководящих органов. Мог бы привести много примеров. Например, после его публикации в «Дагестанской правде» было принято решение о строительстве в Каякенте на минеральных источниках и лечебных грязях здравницы. Теперь там настоящий санаторий с многоэтажными корпусами и всеми необходимыми условиями для нормальной жизни и эффективного лечения, где принимают пациентов со всей России.

Али Магомедович множество раз выступал со статьями, разоблачающими предвзятое отношение отдельных чиновников к тем или иным проблемам, разоблачал бракоделов, бюрократов, людей потерявших совесть и человеческое достоинство. Заведуя отделом партийной жизни газеты, Джамалудинов, наряду с показом положительного опыта в работе местных партийных, советских органов, часто и резко бичевал упущения в их работе. Памятна мне до сих пор его статья «Демократия по Хиву». Речь в ней шла о грубых нарушениях, допускаемых первым секретарем Хивского райкома партии, о которых в редакцию написали коммунисты из селения Чере Хивского района.

В 1976 году Али Магомедовичу, как заслуженному работнику культуры РСФСР, установили персональную пенсию республиканского значения, и он ушел на залуженный отдых. Но долго отдыхать ему не пришлось. Его пригласили поработать помощником Председателя Президиума Верховного Совета Дагестанской АССР, и он отдал этому труду еще пятнадцать лет. И здесь Али Магомедович отличался своим внимательным отношением к запросам и нуждам посетителей, к жалобам и письмам людей.

Сегодня Али Магомедовичу идет 92-й год. Он большой оптимист, всегда бодр и всегда отличный собеседник, готовый помочь своим советом, поделиться жизненным опытом. Дай бог ему здоровье на радость, детям, внукам, правнукам и друзьям.

Добавил Шамиль Алиев

Поделиться:
 
Комментариев нет (если вы хотите оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь)
© 2009-2015 г. Односельчане.ru
Все права защищены
 
Рейтинг@Mail.ru